Особенности антиципационной состоятельности, психологических защит и копинг-стратегий личности в зрелом возрасте

Полезная информация » Ценностные ориентации и самоактуализация человека в различные периоды жизни » Особенности антиципационной состоятельности, психологических защит и копинг-стратегий личности в зрелом возрасте

Страница 1

Современный человек каждый день сталкивается с целым рядом стрессогенных ситуаций, в связи с чем возрастает нагрузка на механизмы, позволяющие разрешать проблемные ситуации, предвосхищать их возникновение и снимать психическое напряжение, возникающее в результате воздействия различных стрессоров. Многие авторы (В.А. Бодров, Б.Д. Карвасарский, А.Г. Маклаков, В.Д. Менделевич, И.Н. Симаева) исследовали факторы, обеспечивающие успешную адаптацию личности к изменяющимся условиям жизнедеятельности, в том числе в ситуации стресса (адаптационный потенциал личности, антиципационная состоятельность). Но в проанализированных работах данные факторы рассматриваются в отрыве друг от друга. В данной работе эти факторы рассматриваются в единстве, как взаимодополняющие и компенсирующие друг друга при осуществлении «совладающего поведения». Под совладающим поведением мы понимаем механизмы психики направленные на адаптацию к стрессовой ситуации, прогнозирование потенциальной стрессовой ситуации и способов её преодоления, а также способы снятия психического напряжения, возникающего в результате воздействия стресса.

Объектом исследования

являются особенности антиципационной состоятельности, психологических защит и копинг-стратегий личности в зрелом возрасте. В качестве предмета исследования выступает взаимосвязь антиципационной состоятельности с психологическими защитами и копинг-стратегиями личности в зрелом возрасте. Цель исследования

: выявление взаимосвязей между антиципационной состоятельностью, психологическими защитами и копинг-стратегиями личности в зрелом возрасте. В диагностических целях были применены следующие методики: тест антиципационной состоятельности (В.Д. Менделевич); опросник «Индекс жизненного стиля» (Р. Плутчик); методика «отмеривание заданного временного интервала» (А.С. Дмитриев, З.В. Войтюкова); копинг-тест (Р. Лазарус); методика «иллюзия Шарпантье»; методика Э. Хайма для исследования копинг-поведения. Эмпирическую базу исследования составили результаты диагностики здоровых испытуемых обоего пола в возрасте 30 - 50 лет (50 человек).

При проведении исследования были получены следующие результаты:

Все показатели антиципационной состоятельности в исследуемой группе находятся в пределах нормы. Полученные результаты говорят о том, что лица зрелого возраста способны адекватно предвосхищать стрессовые ситуации и планировать свои действия по преодолению возможных проблем. Для них свойственны способность чётко координировать свои движения, точность планирования своих действий во времени и способность предвосхищать возможные конфликтные ситуации и планировать способы их разрешения. Значения выраженности психологических защит, таких как отрицание, проекция и рационализация, находятся в рамках средних значений, в то время как значения выраженности механизмов компенсации, регрессии, замещения, гиперкомпенсации и вытеснения − ниже средних значений. Выраженность психологических защит на низком и среднем уровне шкалы говорит о том, что «нагрузка» на данные механизмы в группе здоровых испытуемых небольшая, они задействуются только тогда, когда антиципационная состоятельность и копинг-стратегии недостаточны для того, чтобы справиться со стрессовой ситуацией. Испытуемые отличаются сформированностью таких копинг-стратегий, как конфронтативный копинг, планирование решения проблемы, положительная переоценка, принятие ответственности, дистанцирование и самоконтроль. Ими достоверно чаще используется адаптивная копинг-стратегия «оптимизм». Данная группа испытуемых отличается согласованностью составляющих антиципационной состоятельности, копинг-стратегий и видов психологических защит. Поведенческий, эмоциональный и когнитивный блоки совладания тесно взаимосвязаны между собой. Полученные результаты могут говорить о преобладании в данной группе совладающего поведения с опорой на прогнозирование проблемных ситуаций и активные копинг-стратегии, о взаимной компенсации недоработок одних механизмов за счёт подключения других в рамках совладающего поведения.

Неотъемлемым элементом классического представления о старости является суждение о том, что старый человек - транслятор накопленного родом ценного опыта. Психологическое содержание старости традиционно связывается с передачей этого опыта молодежи. Социальная позиция стариков как хранителей и трансляторов опыта еще недавно не подвергалась сомнению, однако в последние десятилетия ряд крупных антропологов и социологов стал говорить о том, что ситуация принципиально меняется. Интересна позиция Маргарет Мид, выделявшей три типа культур: постфигуративную (дети учатся у взрослых и стариков), кофигуративную (сверстники учатся у сверстников) и префигуративную (взрослые учатся у детей). Так вот, М. Мид показывает, что современные индустриальные и постиндустриальные культуры относятся к кофигуративному и стремительно движутся в сторону префигуративного типа, для сохранения которого старики принципиальной роли не играют. Мы предприняли попытку эмпирического изучения того, как происходит этот переход в современном российском обществе. Продолжают ли старики восприниматься как носители ценного жизненного опыта, а если нет, то кому приписывается обладание им? Принимают ли старики переход к префигуративной культуре, готовы ли они учиться у молодых? Чтобы ответить на эти и другие вопросы, нами была сконструирована методика диагностики кросс-генерационных особенностей восприятия старости в аспекте передачи опыта. Категория передачи опыта была операционализирована через понятие совета. Методика. Стимульный материал, в основном, заимствован из Фототеста (Джерелиевская, Шмелев, 1993). К взятым оттуда 50 черно-белым фотографиям было добавлено еще 6 фотоснимков лиц пожилого возраста. Испытуемым предлагалось делить карточки на две полярные группы (оставляя большинство – в третьей, нейтральной): в первой серии - тех, к кому бы испытуемый обратился за советом и тех, к кому бы испытуемый ни при каких обстоятельствах за советом не обратился; во второй серии – тех, кому испытуемый мог бы дать полезный совет и тех, кому испытуемый не стал бы его давать. Испытуемые имели дело с картонными карточками, работа с ними сопровождалось беседой, в ходе которой требовалось объяснить свои выборы. В ходе обработки результатов по каждому испытуемому производились: количественный анализ списков отвергаемых/предпочитаемых персонажей, анализ причин их отвержения/предпочтения, и анализ беседы. В качестве меры готовности к принятию совета рассматривался количественный критерий – «коэффициент принятия совета» (КПС), подсчитываемый как отношение числа персонажей, отобранных в качестве потенциальных советчиков, к числу отвергаемых персонажей. Аналогичным образом был построен «коэффициент дачи совета» (КДС).

Страницы: 1 2

Еще по теме:

Организация психолого-педагогической профилактики
Анализ накопленного опыта в области педагогической профилактики, безусловно, может быть использован при разработке воспитательной программы. Однако простое копирование педагогом даже самых эффективных вариантов вряд ли целесообразно. Ведь ...

Психология политической деятельности
Первой проблемой, которую предстоит разрешить для ответа на вопрос «Что такое политическая деятельность?», ответить на вопрос о деятельности вообще. По определению, это активное взаимодействие человека с окружающей действительностью. В хо ...

Дети – зеркало родителей
Вы, наверное, видели фильм, одна из сцен которого волнует меня до сих пор. Малышам из старшей группы детского сада психологи предложили сыграть во «взрослый» праздник. Расставили столы, поставили лимонад и сласти, рассадили детей и . Пере ...

Copyright © 2019 - All Rights Reserved - www.inminds.ru